» Тело внимания
 
Тело внимания
Автор публикации: asvfedf Просмотров: Добавлен: 14-05-2017, 18:41 Комментарии: 0

Тело вниманияКровь медленно стекала у меня по лицу. Я шел, отчетливо ощущая тонкую нить отделяющую сознательность от забытья. Намеренно направляя внимание на осознание своих движений и тела, я изо всех сил старался не провалиться в темноту обморока. Каждый шаг требовал усилий, но оттого я даже лучше удерживал состояние бдительности. Начинало темнеть в глазах, но не резко, как обычно случалось в подобных случаях, а периодами, которые накатывали подобно волнам в разбуженном ветром, море. Отзвучал пронзительный свист в ушах и оставил остаточный эффект, мгновенно уничтожив все окружающие звуки. Я был на грани и мог упасть в любой момент. Ноги стали наливаться тяжестью, а секундой позже наоборот превращались в нечто неуправляемое, набитое ватой. Я ощущал теплые потоки крови, омывающие лицо и шею. Левый висок пронзало острой болью, за которой я специально пристально наблюдал, тем самым удерживая психическую стабильность.

Тридцать минут назад я прогулочным шагом направлялся на вечернюю тренировку с учителем. В последнее время моя жизнь наполнилась многочисленными проблемами и неблагоприятными событиями. И как бы я не старался отключить автоматическую интерпретацию происходящего, мысли бурным потоком проникали в мой ум и еще более усугубляли ситуацию. Об этом я и желал поговорить со стариком. 

Лето уже заявляло о своих правах. Деревья вновь покрылись зеленой массой, которая шелестела и переливалась под порывами слабого ветерка. Наслаждаясь прогулкой, я просто шел, позабыв о пункте назначения, тихо шаркая подошвой старых кроссовок. Я свернул во двор, чтобы добраться до офиса учителя. До нужного здания оставалось еще несколько сот метров, но я по-обыкновению приехал намного раньше и решил подольше побыть на улице, подышать воздухом. Из-за угла вывернули двое. Я толком их не рассмотрел, лишь уловил смутные мужские силуэты, так как направил большую часть внимания на создание объема, охватившего окружающее пространство. Упражнение получалось сегодня очень хорошо и через какое-то время я почувствовал атмосферу тихого, пустого двора и приятного летнего вечера. Уже начинало смеркаться, что добавило моменту еще большей сказочности. Мир питал меня изысканной пищей впечатлений, наполняя спокойствием и радостью. Все было прекрасно.

Внезапно в объем внимания вторглось что-то грубое, чужое. Нечто пульсировало тяжелым, гнетущим чувством. Я пытался найти подходящую интерпретацию переживаемым ощущениям. Скука и безысходность, приправленная гневом — сложилось у меня в уме. Я ясно осознавал присутствие опасности где-то сзади и незамедлительно развернулся. Двое парней только-что прошедших неподалеку, остановились в нескольких шагах и тихо шепча, смотрели на меня. Их взгляды выдавали в них скучающих неудачников, готовых целую жизнь мстить миру. Они наглой, немного похожей на клоунскую походкой двинулись ко мне. Все сомнения покинули мой ум, драка была неизбежна. Такая смесь эмоций, застилавших им глаза, не рассеется от разговоров и неожиданной импровизации. Я обратил внимание на свое тело. Руки начинали подрагивать, ноги слегка подгибались и тоже дрожали, сердце резкими ударами отдавалось в ушах. Физиологические признаки страха. Незнающий человек счел бы себя трусом, ощутив похожие переживания. Но я уже давно привык к состоянию перед дракой и смирился с инстинктивными проявлениями. Тело кричало мне — «Беги». Я решил остаться, подумав:
«Наконец-то можно по-настоящему потренироваться.» Внутри я улыбнулся коварной улыбкой и смело двинулся по направлению к незнакомцам.

— Ты знаешь Мишу «Студента»? — спросил один из них хриплым, низким голосом.

Я покачал головой. Они пытались подойти поближе, но я отступил, чем вызвал у них приступ смеха.

— Ты чего боишься? Мы просто поговорить подошли. — через смех проговорил второй и засунул правую руку в карман.

— О чем вы хотели поговорить? — сказал я дружелюбным тоном и улыбнулся.

— Ты кого отсюда знаешь? — спросил первый, направив на меня пренебрежительный взгляд.

— Старика например. — сказал я и посмотрел говорившему прямо в глаза.

Злоба в них соперничала со страхом и через пару секунд парень отвел взгляд. На вид ему было лет тридцать. Другой был наверное моложе моего возраста. Он достал ключи из кармана и принялся их подбрасывать, напевая при этом какую-то песенку. Слов было не разобрать, сплошное мычание. В это мгновение я ощутил, что внимание, захваченное звоном ключей и заунывным пением, ослабляется. Я расфокусировал взгляд и направил его примерно посредине. Также я намеренно отключил часть восприятия, перестав слышать шум от ключей и окружающие звуки. Основной ресурс внимания был направлен на визуальное поле, позволяя мне замечать мельчайшие движения предполагаемых противников.

— Какого старика? — с вялым интересом спросил тот, что помоложе и сплюнул  почти попав мне на ботинок.

— Он сейчас смотрит вон из того окна. 

Я слегка повернулся, изобразив что потерял собеседников из вида и указал пальцем на один из соседних домов. Они оба на миг забыли про меня и развернули головы в поисках таинственного старика. Не долго думая, я слегка присел, сделал быстрый шаг навстречу, затем одновременно разгибая ноги и скручивая все тело, нанес ближнему удар локтем в челюсть. Он в начале было завалился на бок, но через мгновение уже привстал на правое колено. Махая головой и упираясь в землю руками, он стал подниматься. Второй среагировал быстрее, чем я рассчитывал и достал что-то из кармана. Кастет. Приняв боксерскую стойку, он принялся поливать меня отборным матом. Каждое его слово насквозь было пропитано испепеляющей ненавистью. Я отступил и потерял все преимущества внезапной атаки. Упавший от удара паренек, уже поднялся и тоже полез в карман. В вечернем сумраке заблестел нож. Мысли снова стали влезать в меня. Страх подкатывал к самому горлу. Теперь бежать было некуда. Они были слишком близко. 

Я уже по привычке отделил от себя все переживания и эмоции, отделил тело и ум. Только пустота принадлежала мне, но сказать об этом даже мысленно не было возможности. Я был готов умереть. Внимание обострилось до предела. Теперь уже не было необходимости отключать часть восприятия, я мог осознавать гораздо больше.

Противники синхронно, словно исполняя загадочный и опасный танец, двинулись ко мне. Первым ударил тот, что был с кастетом. Его правая рука пролетела рядом с моей макушкой. Я успел присесть, делая шаг с выпадом навстречу. Нападающий по инерции продолжал направление удара и после удачного действия, я оказался у него за спиной. Воспользовавшись возникшим перевесом, я с размаху ударил ребром ладони по его шее. Он вздрогнул от удара и сразу же упал словно мешок с картошкой. Видимо мне удалось попасть в сонную артерию. Второй крутил ножом перед моим лицом и периодически делал размашистые движения, пытаясь достать меня.

Мое внимание, поглощенное опасной ситуацией, все-таки стало упускать звуки вокруг. Я позволил этому случиться и сосредоточился на противнике с ножом. Он пытался колоть и резать, подходил ко мне и вновь удалялся. При этом угрожал мне смертью, рассказывая, что закопает мой труп где-нибудь в лесу и никто даже не узнает куда я пропал. В течение уже нескольких минут у меня не было ни единого шанса подобраться к нему и я начал замечать первые признаки усталости. Это продолжалось еще какое-то время, но неожиданно нападавший будто бы успокоился, перестал двигаться и посмотрел на меня ухмыляющемся взглядом. Я был сбит с толку.

Решив воспользоваться представившимся моментом я уже было двинулся вперед, когда откуда-то сзади прямо в левый висок мне прилетел сильнейший удар. В глазах красочным фейерверком рассыпались искры, затем на миг все потемнело. Несмотря на кратковременную потерю зрения, при падении мне удалось заметить, что первый нападавший так и лежит. Значит подошел кто-то еще. Я оказался в самой уязвимой позиции, лежа на спине. Не успев этого понять, я стал получать удары ногами по ребрам. Но спустя секунду я вернул осознание, прервав несвоевременные, негативные мысли и смог предпринять необходимые действия. Я подцепил одной ногой кого-то из нападавших, а второй нанес со всей силы удар в колено. Противник завопил от боли и опрокинулся рядом со мной.

Я, быстро развернувшись и встав на четвереньки, кинулся к нему и ударил правым локтем в лицо. При этом я бросил весь свой вес в направлении удара. Но противник не отключался и я принялся молотить ему по лицу сжатыми кулаками. Десять или больше ударов спустя я понял, что совершенно забыл про другого нападающего и стал быстро осматриваться. Но вокруг не было ни души. Я посмотрел на лежавшего передо мной человека, все его лицо было разбито и залито кровью. Нащупав вену на его шее, я проверил пульс. Он прослеживался четко, без нарушений. Я поднялся и подошел ко второму, его пульс тоже был в норме. От обоих разило перегаром. У каждого из них были кастеты, а у того, которого я только что избивал он был запятнан кровью. Моей кровью. Я поднял руку к левому виску и ощутил липкую массу. Оглянулся, прикидывая, как хорошо я был виден из соседних окон. Вряд ли кто-то смог бы меня опознать. Мы находились в плохо освещенном месте.

Еле держась на ногах я завалился в офис старика. Но учителя не было и ко мне с выпученными от страха глазами, подбежала его дочка. Мы расположились в кабинете и я занял место за массивным столом из красного дерева. Девушка обработала мне рану. Как ни странно, но она оказалась не глубокой. Висок опух и кровоточил. Дочь старика наклеила мне пластырь, предварительно что-то на него насыпав. Шрам от этого удара остался на всю жизнь. 

Мы немного поговорили, в основном о произошедшем. А минут через двадцать пришел учитель. Он посмотрел на меня совершенно спокойно и попросил дочь оставить нас одних. Я очень удивился когда увидел на его лице искреннюю радость.

— Чему ты так радуешься? — спросил я старика с обидой.

По-моему впервые я осознанно обратился к нему на «ты». Он улыбнулся и сказал:
— На последних занятиях я видел в твоих глазах кое-что опасное. — старик поднял глаза к потолку, будто подбирая нужные слова. — Над тобой висело нечто мерзкое и темное. Пока я не могу тебе объяснить понятнее. Но я знал, что в ближайшее время тебя ожидает опасность. Я отчетливо видел решающий этап.

— Какой этап? — ничего не поняв, спросил я.

— Сегодня ты мог умереть. Тень смерти висела над тобой уже пару месяцев. Разрядка должна была произойти, так или иначе. — проговорил старик и полез в стол, гремя какими-то предметами в нем.

— Почему же ты меня не предупредил? — почти с разочарованием и чувством что меня предали, спросил я.

— Потому что это только все бы испортило. Сейчас попытаюсь объяснить. — старик сделал паузу словно собираясь с мыслями. — Например приходит какой-нибудь мужик к гадалке и та говорит ему, что скоро его ждет тяжелое испытание, которое возможно закончится смертью. И что происходит с человеком — все его мысли, вся жизнь устремляется к этим словам. Он начинает менять мир, но не понимая этого. И день за днем он сам приближает себя к предсказанию. Он трансформирует реальность. Поэтому говорить что-то подобное — значит заранее обрекать человека на худший исход. Таким образом, вбивается клин в интерпретацию мира и шансов что-то изменить становится уже совсем мало. — старик посмотрел мне в глаза, ожидая от меня какую-либо реакцию.

Я же в эти моменты периодически отключался, наверное из-за потери крови и слушал только в пол уха. Но собрав внимание, я попытался достичь понимания слов старика. Я рассказал ему о своем состоянии и предложил перенести разговор.

— Нет, нет. — мягко произнес учитель. — Сейчас ты в наилучшем состоянии, чтобы воспринимать все без критической оценки. Ты настолько слаб, что ум самопроизвольно отключает часть функций. Готов поспорить что и мыслей у тебя почти нет.

Только сейчас я понял о чем говорил старик. Невероятно, но мой внутренний голос успокоился и проявлял себя очень редко и слабо. Даже чтобы понимать слова, мне приходилось прикладывать усилия. Раньше же я краем сознания все равно что-то оценивал и примерял под свои стереотипы и принципы, иногда даже не формируя мысль. Теперь, истекая кровью, ощущая сильную пульсирующую боль, я был чист. Я находился в состоянии центра.

— Я ждал этого дня. — словно с удовольствием произнес старик. — Если бы ты сейчас посмотрел на себя в зеркало. Точнее не на себя, а на свой контур во второй реальности, то увидел бы, что твое свечение стало очень ярким. Сегодня ты вышел на новый энергетический уровень.

Незнакомые слова приковали мое внимание и восприятие обострилось. Боль отошла на задний план.

— Только что ты впервые по-настоящему был на волосок от смерти. И так как тебя особо не покалечили ни физически, ни психически, ты в итоге стал намного сильнее. Поэтому теперь мы будем работать немного по-другому. Хотя я думаю не стоит тебе напоминать, что осознание тела, мыслей и эмоций, мы не прекращаем ни на день.

Я кивнул. Осознание себя уже крепко вошло в мою повседневность и жить по-старому я уже наверное не смог бы.

— Теперь ты будешь осязать мир своим вниманием.

Старик казалось целую вечность копался в столе, а затем положил передо мной кусочек какого-то растения, похожего на острый, колючий кактус.

— Вытяни «руку внимания» и коснись этого растения. Как и раньше не представляй ее мысленно, а ощущай словно делаешь движение настоящей рукой. — учитель, проговорив слова, направил свой взгляд на кактус и замолк.

Я ощутил существования двух вложенных друг в друга тел. Одно обычное — физическое, другое тело внимания. Обычно они действуют слаженно и синхронно, поэтому человек их не ощущает. Но при желании их можно легко отделить. Секунд десять я просидел, не производя никаких действий ни в первой, ни во второй реальности. Лишь ощущал присутствие двух тел. Затем медленно наклоняясь телом внимания, я вытянул руку и хотел было дотронуться до растения,; но не смог достать до него.

Старик издал какой-то звук, похожий на короткий свист и сказал:
— Вытяни руку внимания, это же не физический мир. Здесь другие законы.

Я продолжал тянуть иллюзорную руку и она мало-помалу начала вытягиваться, при этом я отчетливо ощущал будто моя физическая рука, которая покоилась на коленях, тоже удлиняется.

Старик посмотрев на меня, сказал:
— Ты еще не достаешь, тяни больше. Не бойся, не отвалится.

Проговорив это, он разразился смехом, но через минуту закашлялся и смолк.

Я еще удлинил невидимую руку и смог коснуться одной из колючек кактуса. Мои ощущения в эту секунду трудно передать. Я чувствовал словно настоящая рука коснулась этого объекта, ощущения были настолько реальными, что при первом контакте с поверхностью растения, я даже вздрогнул. Старик одобрительно качал головой. Я стал ощупывать предмет более обстоятельно. Удивление росло с каждым, невидимым глазу, движением. Я мог ощупывать реальность сознанием.

— А теперь ощути что-нибудь менее яркое, например поверхность стола. — сказал старик и сделал приглашающий жест ладонью.

Моя «рука внимания» коснулась стола. Я водил ей туда-сюда, ощущая твердость и прохладу дерева. Затем я выделил один палец из невидимой руки и постучал им по поверхности. Звук прозвучал словно в параллельном измерении и услышал я его не ушами. Я скорее ощутил его каким-то новым, непривычным для себя способом.

Старик заинтересованно посмотрел на меня и сказал:
— Уже начинаешь экспериментировать. Молодец. Только что ты создал звук во второй реальности. Но пока не будем бежать за двумя зайцами и остановимся на осязании. Теперь это твоя главная практика. Каждый день ощупывай все окружающее «рукой внимания». Поочередно выделяй левую и правую руку. Затем создай руку, растущую из головы или спины, чтобы сломать привычную интерпретацию мира. Позже переходи к одновременному осязанию двумя или тремя руками.

— А почему раньше я не испытывал таких сильных ощущений? Мы же уже проделывали что-то подобное, но тогда чувства были гораздо слабее. — спросил я, уже успев испугаться, что мои новые способности могут исчезнуть.

— Во-первых, ты не делал именно это намеренно, не имел четкой цели. Это играет большую роль. Иногда человек 4000 тратит уйму сил, чтобы добиться чего-то, но при этом не ставит четкой цели. В результате он блуждает вокруг да около и ни к чему не приходит. Если двигаешься к чему-то, то полезно направить на это все свое внимание, забыть про окружающий мир. Жить этой целью. От такой силы обычно и изменяется мир. — старик будто о чем-то задумался и комната наполнилась почти осязаемой, густой тишиной.

— Ну, а во-вторых, у тебя не было достаточно энергии. Чтобы проявить вторую реальность, нужно направить туда энергию. Да и в нашей реальности все работает точно также. Почему ты начал развивать осознание? Чтобы суметь охватить большую часть мира. Обычный человек ничего не видит и не слышит, он существует в выдуманной реальности своего ума. Поэтому он слаб. Он не может получать питание от мира. Чтобы получить, в начале нужно отдать. — старик вытянул указательный палец, предупредив меня таким образом о важности последующих слов. — Чтобы получить от мира энергию, нужно сперва отдать свою. Но чтобы отдать, ее нужно иметь, увы этим могут похвастаться не многие. Например ты видишь этот стол. — учитель постучал по деревянной поверхности пальцем, точно также как я постучал во «второй реальности» несколько минут назад. — Если он тебе не интересен, ты бросаешь три-четыре взгляда и все. Стол от тебя почти ничего не получил и ты также. Но теперь ты намеренно начинаешь его рассматривать. Смотреть так, словно никогда не видел, будто это какой-то волшебный стол. Ты играешь в интерес, создаешь его специально. Таким образом в начале ты направляешь свое внимание в стол, отдаешь ему энергию, тем самым проявляя его из окружающего фона. А затем ощущаешь странную атмосферу, эмоциональность этого стола.

Пока учитель все подробно описывал, я проделывал его указания и уже успел ухватить незнакомые, едва заметные чувства. Стол словно содержал что-то еще, что-то незаметное: эмоции, мысли. Старик видимо догадался о моих успехах и сказал:
— Так можно ловить все, что осталось в материальном предмете. Любой  продукт человеческой деятельности содержит в себе энергию тех, кто создавал его или пользовался. И даже тех кто просто затрагивал предмет. При физическом контакте человек оставляет частицы «тела внимания» на любом объекте. И этими частицами можно питаться. — старик хитро прищурил глаза. — Не пропадать же впустую. То есть, ты можешь либо просто увидеть стол и пойти дальше, либо взять от него намного больше. Но для это нужно работать, обострять восприятие. Ладно, хватит на сегодня. Пойдем, я отвезу тебя домой. Только никому не рассказывай про случившееся, — старик показал на мой висок — Придумай что-нибудь. Иначе родные будут ослаблять и тебя и себя, постоянно прокручивая возможные плохие исходы.

Когда я приехал домой, все, расположившись в зале, смотрели телевизор. Я тихо прошел в свою комнату, чтобы оценить повреждения, не привлекая внимания. Небольшая припухлость у виска. Больше никаких видимых изменений на лице. Разбитые, окровавленные кулаки можно списать на привычные для меня тренировки. В итоге, я отделался какими-то расплывчатыми объяснениями. Правда в дальнейшем все усугубилось тем, что рана загноилась и лицо сильно распухло. Пришлось ехать в больницу. Но никто так и не узнал правды, а я избежал лишних разговоров и растрат, так необходимой мне, энергии.


Евгений Трубицин
Отрывок из книги «Обучение тишиной»
de-trening.ru


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.